"Мне нравится быть белой вороной"/По имени Жанна/

          Лето. Петербург. Мосты. Немного тривиальный, но повторяющийся каждый год пейзаж. За мостами – разочарование. Не успели. Что теперь? Такси и в объезд.
          Белые ночи, туристы, приезжающие посмотреть на разводку огромных кусков асфальта и металла. Здесь мосты не сжигают, здесь они уходят по воздуху и всего на ночь.
          Кто-то заворожено ждет, любуясь окружающим. Кто-то уже вызвал машину, чтобы на всех парах успеть к назначенному часу.
          Жанна проработала в такси десять лет, и считает, что в каждом человеке столько историй, что хватит на целую книгу, что любого человека можно рассказать, даже домохозяйку, у которой полно жизненных ситуаций. Однако не каждый способен подобрать нужные слова.
          Дар рассказчика есть не у всякого, и у кого-то из ерунды получится сделать смешное, конфетку, а кто-то не сможет донести свое интересное и увлекательное, не сумев облечь прошлое в слова.
          «В такси я оказалась в межвременьи, когда я ушла из своего бизнеса, я работала больше тридцати лет в фармации. Бросила, потому что устала и надоело. Потом ехала и думаю: надо же начинать работать. Рассуждаю дальше: что я люблю больше всего на свете? Я люблю ездить на машине. Для меня это просто воздух.
          Всю жизнь очень боялась машин, села за руль очень поздно, мне было 34 года. Я такой человек, когда я хожу пешком, то могу случайно впилиться в столб, споткнуться о паребрик. На работе нужно было быть в нескольких местах за день, поэтому приходилось пользоваться услугами извозчиков. Мне говорили, что нужна своя машина. Я думала, что будет авария на аварии. В итоге потом обзавелась, потому что появилась собака, ее нужно было куда-то вывозить.
          Сначала ничего не получалось, но потом в один момент, видимо как-то перешагнула неверие в себя. И вот права я еще не получила. Раньше было так: машина есть, знак У, ты можешь ездить, если рядом сидит человек, у которого стаж больше двух лет. Я все время кого-нибудь находила.
          Долго гоняла, училась, друзья предложили подвозить хоть за какие-то деньги, на бензин себе зарабатывать. И вот так же я как-то еду зимой около Академии Можайского, там курсантики голосуют, вьюга была жуткая, я остановилась, они попросили подвести какого-то генерала до Московского вокзала. В этой пурге они увидели, что женщина за рулем, они говорят «А вы умеете водить?». Я говорю «Конечно». У меня стаж уже был целых три месяца. Короче говоря, они сели и едут, а потом спрашивают стаж, думаю три месяца говорить как-то несолидно, сказала, что шесть. Они мигом протрезвели. Потом думали, что специально так сказала, чтобы присмирели. Они ответственные по запускам ракет, говорят, что будут запускать что-то, моим именем предлагали назвать. Не знаю, назвали или нет, но они были довольны поездкой.
          Когда работать в такси уже начала, то рассуждала, что я люблю? Люблю ездить, люблю город. Мне нравится работать с людьми. И она подруга мне сказала «иди в такси». Я спрашиваю «кто меня возьмет? У меня трехдверка».
В итоге я оказалась в такси и поняла, что это очень здорово. Это как быть белой вороной. Мне нравится ею быть.
          В этом такси в основном работали одни узбеки и очень мало русских, а женщин вообще нет. И когда приезжаешь на заказ, звонишь человеку и спрашиваешь: «Такси заказывали?». «Да, ждем звонка водителя». Я говорю: «Я ваш водитель». Удивляются.
Всегда это недоумение. Люди приходят, садятся. Но это очень интересный толчок для беседы. Спрашивают, почему я в такси. Отсюда уже видишь по человеку, как себя с ним вести. Есть очень лояльные и дружелюбные, есть люди, которые не любят разговаривать. Я веду себя зеркально: человек разговаривает – я разговариваю. На интересующие его темы. Я никогда не давлю. Человек молчит? Думаю «слава Богу, посидим, спокойно проедем».
          Когда я начинала водить, когда уже навигаторы стали входить в моду, очень много попадалось людей, которые показывали, как доехать быстрее – партизанские тропы. Первое время мне очень много рассказывали таких путей, которыми я до сих пор пользуюсь.
          И когда узнаешь город еще глубже, приезжаешь на заказ, а люди в основном мыслят консервативно, они знают, что есть поехать «так и так, то приедешь сюда», я начинаю выезжать околицей, люди сразу спрашивают, куда я еду, боясь, что отвезу не туда. Зато потом, когда приезжаешь быстрее, чем они думали, начинается доброжелательность, любовь и обмен номерами.
          В такси очень много интересных людей. Первое время просто балдела от широты кругозора людей. По большей части мне попадаются творческие люди: артисты, художники, певцы. Постепенно мое окружение превратилось в окружение из людей такси. И они всегда приглашают на свои спектакли, концерты, шоу.
          Один раз был случай разведения мостов. Ночью, когда ездишь, можешь взять заказ или отклонить. Нужно было забрать людей на Ладожской и отвезти куда-то в центр. Подъехала, звоню и говорю, что подъехала, в итоге эти люди долго не выходили. Мосты уже развели. Звоню снова, говорю, что теперь поедем через Вантовый мост и цена совершенно другая. Стали возмущаться, заламывать руки. В итоге согласились и сели. Хотела от них отказаться, но мне все равно же в объездную ехать, все равно домой возвращаться. Одна из девушек спрашивает: «А у вас никогда не было такого, что люди вам не платят?». «Не было. Знаете, по жизни, если человек мне не заплатит, перед космосом все одинаковы – заплатит потом во много крат больше». В итоге, когда приехали с этими девицами на место, они отказались платить. Нажала тревожную кнопку, но там никто не отвечал. Ночь же.
          Позвонила другу, с которым раньше работала, он подыграл, как будто диспетчер, сказал везти их разбираться. Пытались откупиться, но говорю «Вы мне уже ничего не должны. Мне фирма заплатит». Завезла их к Океанариуму, а там парк. Женщины неместные: испугались. «Идите» -- говорю. Пожалела. Одна из них оставила пять сотен на заднем сидении. Видимо, запоздало сработала совесть или страх оттого, что водитель завез в какой-то перелесок.
Космос все видит».

Гора Орлов