«Президентом может быть всякий, а Генри Форд — один».

    «Спрашивать: «Кто должен быть боссом?» - все равно, что спрашивать: «Кто должен быть тенором в этом квартете?» Конечно, тот, кто может петь тенором». /Генри Форд/
    Одни Генри Фордом восхищались, тогда как другие выразительно крутили пальцем у виска. Недоброжелатели были уверены - ему помогает сам дьявол. Но все сходились в одном - он способен свернуть горы.
    В «Лучшем бизнесмене ХХ столетия» удивительно сочетался гениальный изобретатель и социалист-капиталист - первооткрыватель, «рискач», созидатель. Когда мир входит в «излом времени», именно таких избирает успех.
Генри Форд
Кто он, этот Генри Форд?
«Для меня лично нет ничего отвратительнее праздной жизни»
      Начиная с первого автомобиля Карла Бенца, запатентованного в 1885 году, началась бешенная гонка, в ходе которой, автомобили постоянно совершенствуясь, становились комфортнее, проще в эксплуатации, надёжнее и мощнее. В США более 400 фирм производили наряду с машинами, работающими на бензине, и электромобили, и «паровики». Поочередно обходя друг друга, они жестко конкурировали в США за покупателей-толстосумов, И было еще неясно, за кем из них будущее.
      В нем поразительная интуиция и креативное мышление чудесным образом гармонировали с прагматичным и острым умом. Это позволяло, словно по наитию, находить оригинальные ходы - когда все вокруг «копали в глубину», он безошибочно «копал в совсем другом месте».
      Лучший бизнесмен ХХ столетия был худощав, подтянут и энергичен, имел жесткий и непростой характер. Все важные решения принимал единолично, без промедления расставался даже с весьма и весьма прибыльным бизнесом, если не мог распоряжаться им по своему усмотрению.
      Генри Форд на себя тратил мало, слыл аскетом и вегетарианцем, предпочитая мясу сырые овощи, орехи и сою. Спиртное избегал, не курил, рано ложился спать, каждое воскресенье ходил в церковь. Дорогие вещи, как и часто менять гардероб не любил, обычно нося безупречно выглаженный светлый костюм из тонкой материи.
      Миллионерам присуща редкостная скупость. Они держатся обеими руками едва ли не за каждый доллар, зная секрет денег - начнешь пускать их на ветер и вскоре потеряешь все. В начале 30-х служащий аэропорта Лондона не смог скрыть изумления, узнав в человеке в поношенном плаще интересующимся самым дешевым отелем Автомобильного Короля, тот произнес: «Этот плащ носил ещё отец, но разве это имеет значение? Я останусь Генри Фордом даже в самом дешевом отеле и что бы я ни надел…»
      В противовес джазу устраивал, вечера старинных танцев. Любил кататься на коньках. Рождество в своем имении отмечал, наряжаясь Санта-Клаусом и приглашая соседских ребятишек.
      Список друзей очень короткий - Томас Эдисон и Джон Д.Рокфеллер. Список же врагов напротив: все банкиры, финансисты, биржевые спекулянты и юристы, а также лично Ротшильд, президент Рузвельт и Чарли Чаплин.
Чтобы создать так долго любимый автомобиль, надо быть Генри Фордом
Чтобы создать так долго любимый автомобиль, надо быть Генри Фордом «Форд Т» в конце производства стоил меньше бытового холодильника!
Причем это был автомобиль на уровне техники тех лет, собранный из самых что ни на есть добротных материалов. Верится с трудом, но это факт.
      Имеющиеся описания системы управления «Ford Motor Co» весьма туманны. Никто толком так и не понял, почему сложнейшее предприятие с десятками тысяч работников c царящим творческим беспорядком и импровизацией, работало как часы.
      Достоверно известно не так уж много. Cтержневым принципом было «За всякое дело отвечает только один человек». «Коллективное руководство», «демократические выборы» начальников мэтр считал полной чушью.
      Платя существенно больше чем в других копаниях, от сотрудников и рабочих Генри Форд требовал того же, что когда-то требовал от него самого отец, - выкладываться полностью. Он ввел на заводе атмосферу постоянного творческого соревнования, когда каждый сотрудник мог и даже обязан был предложить собственную идею оптимизации производственного процесса. Что характерно - прислушивались к любой мелочи.
      Собственно говоря, и конвейерная сборка стала прямым следствием подобных рацпредложений. Ее идея пришла в голову помощникам Генри во время визита на чикагские скотобойни. Подвешенные на цепях туши двигались от поста к посту, где мясники с тесаками наготове отрубали куски, не теряя времени на переходы от одного рабочего места к другому и практически не опуская ножей. Зловещая и завораживающая одновременно картина механизированного процесса разделывания туш, ее эффективность, поразила автомобильных инженеров.
      В кабинете проводил меньше времени, чем в цехах, наведываясь во все закоулки. Временами казалось, что каким то непостижимым образом он мог одновременно находиться в нескольких местах
«На мой взгляд, человек иначе и не может, как быть постоянно на работе.
Днем он должен думать о ней, а ночью она ему снится». /Генри Форд/
      В общей сложности получил 161 патент (последний незадолго до 80-летия) на механические узлы и целые агрегаты, многие детали он впервые изготовил на станке собственноручно. Уже будучи в преклонном возрасте хватался за ключи и работал на сборке, поучая рабочих.
      Форд собрал вокруг своей компании не просто едва ли не самых талантливых специалистов в самых разных областях. В добавок они были еще и из той редкой породы людей, к которой принадлежал и сам босс, - для них не существовало слово «невозможно».
      Как ему удалось такое - одна из многих оставленных им загадок. Уж чем-чем, а покладистым характером Генри никогда не отличался. Ему были присущи упрямство и своенравие, он на дух не принимал делиться славой.
Всегда думал своей головой и, считая нужным, поступал вопреки господствующему мнению и суждению «авторитетных экспертов».
      На вопрос, почему компанию покинуло немало превосходных служащих, ответил: «Это моя компания, я создал ее, и пока я жив, она будет такой, как я хочу». Впрочем, как известно, человек без явных недостатков лишен и незаурядных достоинств. Личный магнетизм, умение заражать окружающих энтузиазмом и собственными, порой даже безумными идеями - все это было у Форда в избытке.
      Имена многих замечательных администраторов, конструкторов, инженеров так и остались в тени его великого имени.
Lincoln Zephyr Convertible Sedan V12 (1938)
Lincoln Zephyr Convertible Sedan V12 (1938)
Самая легкая и устойчивая предвоенная
машина. Создавая ее конструктор
Джон Тьярди не вёл никаких расчетов,
а просто доверился своей интуиции...
      Чтобы попасть в круг самых богатых, вовсе не нужны хорошие образование и манеры. Надо иметь мертвую хватку, никому ничего не прощать, быть изворотливым и хитрым, цепким и честолюбивым. И конечно прирожденным игроком. Незадолго до своей смерти, то ли в шутку, то ли всерьез, 98-летний Джон Д. Рокфеллер назначил Форду встречу в раю. Тот же ответил, что в раю они уж точно не встретятся.
«Жизнь слишком коротка, чтобы пить плохой кофе». /Генри Форд/
      В любой момент он мог собрать руководителей подразделений и, не обращая внимания на их отговорки, отправить отдохнуть в круиз на пару недель. Затем, в зависимости от того, как шла работа без начальника – хорошо или плохо, последнего после «отпуска» ждало соответственно повышение или увольнение.
      Ища нетривиальные подходы к сложным техническим задачам он порой поручал их совсем еще молодым специалистам. Когда же опытные инженеры указывали на невозможность решения в принципе, мэтр отвечал: «Тише, не говорите им об этом, они этого не знают».
Форд утверждал - на 80% красоту
машины определяют ее колеса
      Форд отличался странностями в поведении (что, впрочем, нередко для ярких личностей).
      Например, он избегал лично извещать сотрудника об увольнении. Тот все понимал, придя утром на работу и увидев разрубленные на куски стол и стул, разбросанные бумаги,
      Однажды его заместители решили сделать приятный сюрприз шефу пока тот был в отпуске, подготовив опытный образец нового автомобиля.
      Генри Форд был немало удивлен и стал неторопливо осматривать красную машину с низкой посадкой. Не говоря ни слова, он ухватился за дверцу и отломал ее, следом сорвал с петель вторую, кулаком разбил лобовое стекло, после взобрался на крышу автомобиля и принялся на ней прыгать. Разломал все, что только смог.
      Как то проводя испытания Эдсел Форд на свой страх и риск оснастил десяток Ford «V8» гидравлическими тормозами взамен механических. Ничего не подозревая, Старый Генри как обычно от души разогнался на наугад выбранной машине и тут вдруг лопнула тормозная магистраль. Натерпевшись страха, мэтр каким то чудом остановился, но о гидравлике в тормозах никто долго и не заикался.
      Модель Ford «V8» ежегодно внешне улучшалась, мощность увеличили поставив двухкамерный карбюратор, но архаичный механический привод тормозов - «стальная надежность на всем пути от педали до колес», сохранился до конца его производства. Также как и допотопные поперечные рессоры, отказаться от которых много раз инженеры убеждали упертого Старого Генри - аргумент был один: «Почему они должны быть поперечные? Да потому же, почему колеса круглые!»
«Лучший автомобиль - новый». /Генри Форд/
Генри Форд с сыном Эдселом у V8 Ford (1936)
Генри с сыном Эдселом у V8 Ford (1936)
      Крайне консервативный по складу своего характера, парадоксальным образом он был в постоянном поиске новых путей развития своей компании и любил экспериментировать. Как это могло сочетаться в одном человеке - загадка.
    Форд считал большие города с огромным числом людей, ведущих асоциальный образ жизни, клоакой.
    Стремясь избежать социальных издержек, он строит мини-заводы в сельской местности, где можно использовать энергию малых рек и местную рабочую силу в период, не связанный с обработкой земли.
      С 1919 года до начала 40-х годов в штате Мичиган построили 20 небольших заводов по выпуску автодеталей и приборов, где трудилось от десяти - до нескольких сот человек. «Стирание граней» широко рекламировалось. Чистые цеха на фоне зеленых насаждений и водоемов привлекали многочисленные экскурсии.
    Форд тратил огромные средства, время и усилия на получение композитных материалов из сельхозпродукции (и отходов ее переработки), которые могли повысить эффективность производства.
    К середине 30-х каждый «форд» содержал почти килограмм пластмассы из бобов (в основном рукоятки, кнопки и панели). На разработку технологии ушло 8 лет. В 1941 году Форд представил «Соевый автомобиль», который имел целый ряд преимуществ: он много легче, не подвержен коррозии, безопаснее и экологичнее, плюс в условии войны дефицитность металла. Газеты писали, что серийный выпуск «машин из сои» ожидают в 1943 году и приводили слова Старого Генри - после войны он сможет «выращивать автомобили на грядке».
«Соевый автомобиль» (1941)
      Кузов опытной машины был из пластмассы на основе сои и конопли. Металлическими были только трубная рама и мотор V8, что снизило вес на треть.
Машина вышла всем хороша, лишь внутри пахло формалином (был в составе пластика)
      Оказавшись не ко времени, эксперименты Форда доведены до логического завершения так и не были. Но востребованы через сто лет, когда проблемы утилизации отходов и охраны окружающей среды выходят на первый план.
      Биодеградируемые материалы способны спасти от «мусорного удушения». Все громче и голоса сторонников использования сои, рапса, кукурузы в качестве топлива для двигателей.
Старый Генри от души наносит удар топором по пластиковому багажнику тестового «форда». Удар не оставил видимых следов.
.
Лучший друг фермеров
    Отец мечтал, чтобы Генри работал вместе с ним на земле, а того влекли механизмы. Когда Генри исполнилось 10 лет, отец подарил ему карманные часы. Мальчику не терпелось увидеть, что внутри. Поддел отверткой крышку и ему открылось нечто волшебное. Части механизма чудесным образом взаимодействовали между собой. Генри тут же разобрал его на набор шестеренок и пружинок. Немного «покумекав», собрал, и часы пошли! Часовые механизмы стали страстью юного Генри, в 13 лет его знали в округе как приличного мастера.
«Женщина — это не только вагон удовольствий,
но и 3, а то и все 4 тонны проблем». /Генри Форд/
Генри Форд, Клара и Лиззи
Генри Форд с женой Кларой и "Лиззи» (1914) Любовь на всю жизнь.
Каждому великому мужчине сопутствует великая женщина
    В 24 года Генри знакомится на сельских танцах с красивой девушкой, поразив ее не только умением хорошо танцевать, но и удивительными часами, которые он сделал сам. Клара Брайант, привыкшая к грубоватым фермерам, была очарована элегантным молодым человеком со слегка безумным блеском в глазах.
    Через много лет место их встречи приобрело ореол достопримечательности, куда приходят экскурсии. Он не раз отмечал, что с женой была с ним всегда на одной волне, во времена неудач и успехов, ему несказанно повезло.
    Одно время Генри Форд решил таки послушать волю отца, забыть о мире механизмов и всерьез заняться работой на земле, зажив уютной, размеренной жизнью. И тут к нему обратился сосед-фермер, купивший молотилку, но не представляющий, как к «чортовой штуковине» подступиться. И вскоре молотилка вышла работать в поле, а к Генри стали обращаться фермеры со всей округи.
    На всю жизнь запомнив номер той молотилки - «345», уже через много лет Генри Форд велел ее разыскать. С немалым трудом нашли ту самую - ржавую и заброшенную. Молотилку полностью перебрали, почистили, смазали и доставили ему. И он, как бывало в дни своей далекой молодости, отправился в поле молотить. В тот день ему стукнуло 60.
Молодой Генри Форд     «Вы самый богатый человек в мире, а я самый бедный, и потому мы, наверное, должны действовать заодно», - писал Генри Форду фермер из Южной Дакоты осенью 1922 года. Тысячи писем каждый день приходили к нему с просьбами ссудить деньги. Их секретари тотчас бросали в мусорные корзины. Но это, зная шефа, оставили...
    И не ошиблись. Это письмо действительно его заинтересовало. Если у фермера появится немного «лишних» денег и уверенность в завтрашнем дне, то он в первую очередь купит его дешевые, неприхотливые автомобили и трактора.
    «Если мы хотим, чтобы фермер стать нашим клиентом, мы должны найти способ стать его клиентом». /Генри Форд/
    Но была одна «загвоздка». Из года в год работая по 16 часов в сутки, фермеры даже самых плодородных штатов едва сводили концы с концами и были в долговой кабале у банков.
      Знал Автомобильный Король сельское хозяйство отнюдь не понаслышке будучи владельцем преуспевающего, одного из крупнейших хозяйств США, слыл знатным агрономом, интересовался мелиорацией, селекцией растений, получением новых материалов "из того, что можно найти в лесу или в поле".
      «Промышленность, сельское хозяйство и транспорт я - три вещи, которые заставляют наш мир вертеться». /Генри Форд/
    Форд указал путь фермерам, как выйти из порочного круга бедности: широко использовать автомобили, трактора, минеральные удобрения, отказаться от банковских кредитов. А главное - и здесь запустить конвейер, который на порядок повысит производительность труда. Для этого объединить мелкие хозяйства в крупное (где и трактора, и лесопилки, и маслобойки) и тем самым избавиться от неэффективных ручных операций, а также продавать продукцию минуя посредников.
.
      Еще создавая свои первые модели, Форд рассчитывал, что именно использование биотоплива даст им решающее преимущество перед конкурентами. И он не был в этом одинок. Так, первый «дизель» (1898 год) работал на ореховом масле и других растительных продуктах. Форд построил на среднем западе завод этилового спирта (из сои, кукурузы или конопли) и заключил соглашение со Standart Oil по продаже этанола на ее заправочных станциях. В 20-е годы более 25% продаж Standart Oil на среднем западе США приходилось на биотопливо.
    Однако, на фоне развития нефтехимии и развернутой ее магнатами широкомасштабной кампании «черного» пиара против биотоплива Standart Oil постепенно отошла от его поддержки. К 1940 году и энтузиазм Форда иссяк: он не смог конкурировать с ценами на бензин. Завод закрыли.
      В 30-е годы пресса присвоила Форду титул «Короля бобов», на него обрушился град насмешек и комиксов из-за твердой веры в их будущее. Всем вокруг казалось это «заскоком» Старого Генри, а на деле было первым шагом гроссмейстерского замысла - исследования в лаборатории компании привели к выводу, что соевые бобы имеют перспективы применения в технике.
      Он выпустил трактат по кулинарии с рецептами 58(!) различных блюд из них. На построенном заводе из сои ежедневно производили несколько сот литров молока - оно у Генри в холодильнике было всегда, и он угощал им при каждом случае.
      Для популяризации сои Форд устраивал пресс-завтраки и обеды. К блюдам в меню, состоявшими частично или полностью из нее, прилагались рецепты, которые публиковались, время от времени, в новостях Ford News. Однако далеко не все разделяли оптимизм босса. Так, соевое печенье, которое полюбилось Форду, один из его секретарей описал как «самое отвратительное, что когда-либо попадало в рот человека».
      Из сои делали сыр, хлеб, мороженое и еще много чего в принципе съедобного, .из нее же получали искусственный шелк и синтетическую эмаль. Из сои изготавливали тракторные сиденья и даже... галстуки для «Короля бобов».
      Компания Ford Motors способствовал тому, чтобы фермеры в южной части штата Мичиган, высаживали большое количество сои, давая им гарантию обеспечить для них рынок.
    В начале 20-х Форд предложил правительству отдать в его надежные руки захудалую долину реки Теннесси, чтобы благоустроив ее, производить дешевые электричество и удобрения.
    Этот масштабный проект был восторженно принят рядовыми американцами. Многие верили Форду: уж он то, не будет гнаться за лишним долларом, он то может себе позволить работать и ради удовольствия, на благо простых американцев. Однако в 1923 г. Конгресс запретил передачу федеральной собственности такого размера в частные руки.
    В 1920 году в США стали создаваться клубы «Дадим шанс Генри Форду», «Форда – в президенты!». В 1923 году вышла его статья «Если бы я был президентом США», указывающая на недвусмысленность его намерений.
    В октябре 1924 года умер президент США и его место занял вице-президент Кулидж. Шансы Генри на предстоящих выборах были высоки. Незадолго до этого он выпустил десятимиллионный «форд» и совершил на нем триумфальное турне по стране.
    «Мы хотим Генри Форда!» было повсюду. На прикрепленных к кепкам рабочих и женским шляпкам лентах, расклеенных огромных афишах, намалевано краской на стенах и заборах. Стоило ему появиться на улице, как его тут же окружала восхищенная толпа.
    Напротив, для правящей элиты ( в первую очередь для задававших тон финансовых тузов Уолл-стрита Форд был неприемлем – чужак, необразован, независим и непредсказуем.
    Состоялась встреча Форда и Кулиджа за закрытыми дверями. Как она протекала? Кто знает…
    Он решил снять свою кандидатуру: «Президентом может быть всякий, а Генри Форд один».
Генри Форд поставил Америку на колеса
Есть все основания считать Генри Форда «отцом современной Америки». Ведь ее во многом сотворили именно автомобили - мощный импульс получил целый ряд секторов промышленности, связанных с их производством, а главное - Америка начала покрываться сетью дорог. И «пошло-поехало»...

Леонид Титов