Генри Форд. Лучший друг фермеров.

    Отец мечтал, чтобы Генри работал вместе с ним на земле, а того влекли механизмы. Когда Генри исполнилось 10 лет, отец подарил ему карманные часы. Мальчику не терпелось увидеть, что внутри. Поддел отверткой крышку и ему открылось нечто волшебное. Части механизма чудесным образом взаимодействовали между собой. Генри тут же разобрал его на набор шестеренок и пружинок. Немного «покумекав», собрал, и часы пошли! Часовые механизмы стали страстью юного Генри, в 13 лет его знали в округе как приличного мастера.
«Женщина - это не только вагон удовольствий,
но и 3, а то и все 4 тонны проблем». /Генри Форд/
Генри Форд, Клара и Лиззи
Генри Форд с женой Кларой и "Лиззи» (1914) Любовь на всю жизнь.
Каждому великому мужчине сопутствует великая женщина
    В 24 года Генри знакомится на сельских танцах с красивой девушкой, поразив ее не только умением хорошо танцевать, но и удивительными часами, которые он сделал сам. Клара Брайант, привыкшая к грубоватым фермерам, была очарована элегантным молодым человеком со слегка безумным блеском в глазах.
    Через много лет место их встречи приобрело ореол достопримечательности, куда приходят экскурсии. Он не раз отмечал, что с женой была с ним всегда на одной волне, во времена неудач и успехов, ему несказанно повезло.
    Одно время Генри Форд решил таки послушать волю отца, забыть о мире механизмов и всерьез заняться работой на земле, зажив уютной, размеренной жизнью. И тут к нему обратился сосед-фермер, купивший молотилку, но не представляющий, как к «чортовой штуковине» подступиться. И вскоре молотилка вышла работать в поле, а к Генри стали обращаться фермеры со всей округи.
    На всю жизнь запомнив номер той молотилки - «345», уже через много лет Генри Форд велел ее разыскать. С немалым трудом нашли ту самую - ржавую и заброшенную. Молотилку полностью перебрали, почистили, смазали и доставили ему. И он, как бывало в дни своей далекой молодости, отправился в поле молотить. В тот день ему стукнуло 60.
Молодой Генри Форд     «Вы самый богатый человек в мире, а я самый бедный, и потому мы, наверное, должны действовать заодно», - писал Генри Форду фермер из Южной Дакоты осенью 1922 года. Тысячи писем каждый день приходили к нему с просьбами ссудить деньги. Их секретари тотчас бросали в мусорные корзины. Но это, зная шефа, оставили...
    И не ошиблись. Это письмо действительно его заинтересовало. Если у фермера появится немного «лишних» денег и уверенность в завтрашнем дне, то он в первую очередь купит его дешевые, неприхотливые автомобили и трактора.
    «Если мы хотим, чтобы фермер стать нашим клиентом, мы должны найти способ стать его клиентом». /Генри Форд/
    Но была одна «загвоздка». Из года в год работая по 16 часов в сутки, фермеры даже самых плодородных штатов едва сводили концы с концами и были в долговой кабале у банков.
      Знал Автомобильный Король сельское хозяйство отнюдь не понаслышке будучи владельцем преуспевающего, одного из крупнейших хозяйств США, интересовался мелиорацией, селекцией растений, получением новых материалов "из того, что можно найти в лесу или в поле".
      «Промышленность, сельское хозяйство и транспорт я - три вещи, которые заставляют наш мир вертеться». /Генри Форд/
    Форд указал фермерам путь выхода из порочного круга бедности: широко использовать автомобили, трактора, минеральные удобрения, отказаться от банковских кредитов, продавать продукцию минуя посредников. А главное - и здесь запустить конвейер, который на порядок повысит производительность труда. Для этого объединить мелкие хозяйства в крупное (где и трактора, и лесопилки, и маслобойки) и тем самым избавиться от неэффективных ручных операций.
      Крайне консервативный по складу своего характера, парадоксальным образом он был в постоянном поиске новых путей развития своей компании и любил экспериментировать. Как это могло сочетаться в одном человеке - загадка.
    Форд считал большие города с огромным числом людей, ведущих асоциальный образ жизни, клоакой. Он строит мини-заводы автодеталей в сельской местности, где можно использовать энергию малых рек и местную рабочую силу в период, не связанный с обработкой земли.
      С 1919 года до начала 40-х годов в штате Мичиган построили 20 небольших заводов по выпуску автодеталей и приборов, где трудилось от десяти - до нескольких сот человек. «Стирание граней» широко рекламировалось. Чистые цеха на фоне зеленых насаждений и водоемов привлекали многочисленные экскурсии.
    Форд тратил огромные средства, время и усилия на получение композитных материалов из сельхозпродукции (и отходов ее переработки), которые могли повысить эффективность производства.
      Еще создавая свои первые модели, Форд рассчитывал, что именно использование биотоплива даст им решающее преимущество перед конкурентами и построил на среднем западе завод этилового спирта (из сои, кукурузы или конопли), заключил соглашение со Standart Oil по продаже этанола на ее заправочных станциях. В 20-е годы более 25% продаж Standart Oil на среднем западе США приходилось на биотопливо.
    Однако, на фоне развития нефтехимии и развернутой ее магнатами широкомасштабной кампании «черного» пиара против биотоплива Standart Oil постепенно отошла от его поддержки. К 1940 году и энтузиазм Форда иссяк: он не смог конкурировать с ценами на бензин. Завод закрыли. .
      В 30-е годы пресса присвоила Форду титул «Короля бобов», на него обрушился град насмешек и комиксов из-за твердой веры в их будущее. Всем вокруг казалось это «заскоком» Старого Генри, а на деле было первым шагом гроссмейстерского замысла - исследования в лаборатории компании привели к выводу, что соевые бобы имеют перспективы применения в технике.
      Он выпустил трактат по кулинарии с рецептами 58(!) различных блюд из них. На построенном заводе из сои ежедневно производили несколько сот литров молока - оно у Генри в холодильнике было всегда, и он угощал им при каждом случае.
      Для популяризации сои Форд устраивал пресс-завтраки и обеды. К блюдам в меню, состоявшими частично или полностью из нее, прилагались рецепты, которые публиковались, время от времени, в новостях Ford News. Однако далеко не все разделяли оптимизм босса. Так, соевое печенье, которое полюбилось Форду, один из его секретарей описал как «самое отвратительное, что когда-либо попадало в рот человека».
      Из сои делали сыр, хлеб, мороженое и еще много чего в принципе съедобного, .из нее же получали искусственный шелк и синтетическую эмаль. Из сои изготавливали тракторные сиденья и даже... галстуки для «Короля бобов».
      Ford Motors способствовал тому, чтобы фермеры в южной части штата Мичиган, высаживали большое количество сои, давая им гарантию рынка сбыта.
    К середине 30-х каждый «форд» содержал почти килограмм пластмассы из бобов (в основном рукоятки, кнопки и панели). На разработку технологии ушло 8 лет. В 1941 году Форд представил «Соевый автомобиль», который имел целый ряд преимуществ: он много легче, не подвержен коррозии, безопаснее и экологичнее, плюс в условии войны дефицитность металла. Газеты писали, что серийный выпуск «машин из сои» ожидают в 1943 году и приводили слова Старого Генри - после войны он сможет «выращивать автомобили на грядке».
«Соевый автомобиль» (1941)
      Кузов опытной машины был из пластмассы на основе сои и конопли. Металлическими были только трубная рама и мотор V8, что снизило вес на треть.
Машина вышла всем хороша, лишь внутри пахло формалином (был в составе пластика)
      Оказавшись не ко времени, эксперименты Форда доведены до логического завершения так и не были. Но востребованы теперь, - биодеградируемые материалы способны спасти от «мусорного удушения». Все громче и голоса сторонников использования сои, рапса, кукурузы в качестве топлива для двигателей.
Старый Генри от души наносит удар топором по пластиковому багажнику тестового «форда». Удар не оставил видимых следов.
.     В начале 20-х Форд предложил правительству отдать в его надежные руки захудалую долину реки Теннесси, чтобы благоустроив ее, производить дешевые электричество и удобрения.
    Этот масштабный проект был восторженно принят рядовыми американцами. Многие верили Форду: уж он то, не будет гнаться за лишним долларом, он то может себе позволить работать и ради удовольствия, на благо простых американцев. Однако в 1923 г. Конгресс запретил передачу федеральной собственности такого размера в частные руки.     В 1920 году в США стали создаваться клубы «Дадим шанс Генри Форду», «Форда – в президенты!». В 1923 году вышла его статья «Если бы я был президентом США», указывающая на недвусмысленность его намерений.
    В октябре 1924 года умер президент США и его место занял вице-президент Кулидж. Шансы Генри на предстоящих выборах были высоки. Незадолго до этого он выпустил десятимиллионный «форд» и совершил на нем триумфальное турне по стране.
    «Мы хотим Генри Форда!» было повсюду. На прикрепленных к кепкам рабочих и женским шляпкам лентах, расклеенных огромных афишах, намалевано краской на стенах и заборах. Стоило ему появиться на улице, как его тут же окружала восхищенная толпа.
    Напротив, для правящей элиты ( в первую очередь для задававших тон финансовых тузов Уолл-стрита Форд был неприемлем – чужак, необразован, независим и непредсказуем.
    Состоялась встреча Форда и Кулиджа за закрытыми дверями. Как она протекала? Кто знает…
    Он решил снять свою кандидатуру: «Президентом может быть всякий, а Генри Форд один».

Леонид Титов